Мультипликатор Полина Власова: «Будущее анимации за бодипозитивным персонажем»

Полина Власова – успешный художник анимации и девушка-действие. Ее энергии хватило на 16 лет обучения рисованию и мультипликации, а свою работу она просто обожает. О том, какой путь надо пройти, чтобы добиться успеха в этой сфере, чем хорош бодипозитив в анимации и почему ей не по душе, что в России слишком любят образы идеальных принцесс и фитоняшек, читайте в интервью.

Полина, где ты училась, прежде чем стать художником-мультипликатором?

— Образование я получала более 16 лет. В 12 меня отдали в художественную школу. А когда встал вопрос с выбором ВУЗа, мы с родителями решили, что я выучусь на дизайнера. Нам тогда казалось, что художник — это такой бедный, голодный бомж, а дизайнер — нечто адекватное. Но в процессе учебы я поняла, что мне этот дизайн на фиг не нужен. Я хотела заниматься живописью, старалась не пропускать ни одной пары по технике рисунка. В какие-то дни рисовала по десять часов в день.

Потом была Воронежская академия искусств — экспериментальный курс Михаила Шемякина. Нам обещали бесплатное обучение во Франции. Тогда мне казалось, что это просто замануха, и я поступила на курс практически по приколу. Но нас и правда пару раз свозили во Францию. Было очень круто!

Но курсы Вани Максимова, которые он проводил в своей квартирке в центре Питера, — это то, чего мне так не хватало в академическом рисунке! Ваня рассказывал, что такое анимация в его понимании, мучил авторскими короткометражными фильмами. Я узнала, как строится режиссура, как создаются эмоции, взаимодействие со зрителем. Именно после курса Вани Максимова я решила, что пойду в анимацию. До этого я ведь думала, что вся анимация только в Диснее, а у нас — фигня из-под коня.

Тогда я приехала в Москву и решила устроиться в анимационную студию «Пилот». Денег мне тогда не платили. Многие не понимали: «Ты же хороший художник, можешь много зарабатывать!» А я им: «Нет-нет, я тут пока посижу!» (смеется – прим. интервьюера). Утром я училась в Школе-студии анимационного кино ШАР, слушая демагогии на тему философии и анимации, а днем бежала на работу в «Пилот». В ШАРе мы смотрели разные мультфильмы, даже суперзанудские, например, про коней, которых режут пополам, чтобы укрыться внутри их тел от холода.

Потом мне предложили работу в студии «Паровоз» над мультфильмом «Сказочный патруль». Здесь же я работала над полнометражным мультфильмом «Забытое чудо», он сейчас идет в кинотеатрах. Только в студии «Паровоз» я начала рисовать в огромных количествах персонажку в околодиснеевском стиле. Я этим горю, обожаю свою работу!

Помнишь свой первый мультфильм?

— Первый мультфильм, над которым я работала, — «Капризка» российского режиссера Сергея Меринова. Все начальные фоны для первой серии мои. Они мне дались с огромным трудом! Я, со своим академическим образованием, вырисовывала кучу деталей, чтобы «дорого-богато», а там нужна была минималистичная структура. То есть условно, чтобы за счет двух квадратов и трех треугольников решить всю композицию кадра. Это было архи тяжело, я несколько месяцев вообще не понимала, чего от меня хотят!

«Капризка» — уникальный мультфильм, это пластилиновая анимация, решение художника-постановщика Кати Пискаревой — моей подружки-на-миллион. Жаль, что в России на пластилиновую анимацию очень маленький запрос. Мало кто этим занимается, только «Пилот». Там есть станки огромные, камеры, свет. Прямо полноценная студия, где делается хороший пластилиновый контент.

Какие техники ты используешь, чтобы передать эмоции каждого персонажа?

— Я не буду выпендриваться, говорить, что у меня какие-то супертехники из серии «Как вселиться в душу персонажа». Я использую референсы. Миллионы своих любимых мультфильмов.

Вообще, все зависит от того, какой это мультик: полнометражный или сериал. Сериальная история более гротескная, тут рот персонажа может растянуться за пределы лица и занять пол-экрана. Полнометражная анимация — это когда мы по традиции используем законы анатомии. Но я люблю, когда у персонажа есть свои особенности, свои недостатки. В первой «Матрице», например, до повальной моды на виниры, у всех персонажей разные прикусы, своя форма зубов, своя манера улыбаться, я считаю, что это очень круто. Мне жаль, что в России до сих пор есть запрос на гиперкрасивого персонажа. Если это главная героиня, то непременно стройная, с конвенциональной внешностью. Обязательно самая популярная девочка в классе. Хотя гораздо интереснее наблюдать за персонажем-неудачником.

В зарубежной анимации в героев вселяют признаки СДВГ (расстройство внимания с гиперактивностью — прим. интервьюера). Ты никогда не знаешь, что этот персонаж сделает в следующий момент! Вот он засунул голову в сточную канаву и высунул ее уже где-то в Антарктике — это же широкий простор для творчества! (смеется – прим. интервьюера) Всегда интереснее смотреть на героя, который на тебя похож в своем несовершенстве. А мы все похожи своими недостатками. Это как с моделью плюс сайз на обложке журнала. Да, ее фото все равно ретушируют, но мы видим, что самовыражаться могут абсолютно разные люди. Я считаю, что будущее анимации за бодипозитивным персонажем. Он должен быть неидеальным, например, неряхой.  Вот я жуткая неряха! (смеется – прим. интервьюера)

Как ты относишься к сатирическим мультфильмам вроде «Южного парка»? 

— Я визуалофил, так что к «Южному парку» у меня нет большой любви. Так же и «Атомный лес», и «Бургерная Джона» мне не заходят, поскольку там слишком простая картинка. Я в основном смотрю мультипликацию ради визуальных оргазмов. А по духу мне ближе «Симпсоны». Там юмор не в лоб, а завуалированный. Мои фавориты – «Красная панда», «Дом совы», «Удивительный мир Гамбола». Из последних – «С приветом по планетам». Вообще, я стала больше любить сериальную анимацию, она более динамична. Люблю, что все делает Pixar.

А как тебе советская анимация?

— К советской анимации я отношусь с большим уважением. Я работала у ученика Татарского. Федор Савельевич Хитрук — тоже гений советской анимации. Но его я люблю чуть меньше, чем Татарского. Татарский — прямо божество, божество!

В советской анимации, как и в классической диснеевской, существовало строгое разделение героев на положительных и отрицательных. Сейчас эта грань практически стерлась. Что ты думаешь об этом?

— Если мы проследим за первыми работами диснеевскими, например, «Белоснежной» и «Спящей красавицей», то там действительно есть четкое разделение: вот принц, вот принцесса, вот суперзлодей. Но мир меняется. Женщины становятся чуть более свободными. И вот мы видим уже «Русалочку», которой палец-в-рот-не клади. Это уже второй этап.

Третий этап, когда конфликт уже не снаружи с суперзлодеем, а где-то глубоко внутри тебя, потому что мы — наш злейший враг. В «Головоломке» главный герой и есть главный злодей. Идея этого мультфильма: человек не должен всю жизнь быть счастливым, все время улыбаться, он может быть разным. Мне нравится этот сознательный отказ от плохого персонажа. Конфликт переносится внутрь, а внутренняя борьба более интересна. Сейчас сценарии стали намного круче. Действие на секунду времени стало намного больше.

А ты можешь настолько погрузиться в процесс создания мультфильма, чтобы он мог слиться с миром реальным?

— Я хочу, чтобы этот миф забыли! Мультипликация все равно остается работой и расходом ресурсов. Пока ты молод и можешь не спать до шести утра и просыпаться в восемь, это еще работает, но потом такой режим — это не очень здоровая история. Эффективнее спланированный труд, когда ты распределил поток своей энергии ровненько на неделю, поработал и поспал. Фигачить по 24 часа в сутки — это все я уже проходила. На долгих дистанциях такое не работает. Анимация — это забег на целый день. Тебе нужно бежать долго, упорно. Нужно стартануть плавненько, плавненько пробежать и постараться не свалиться к концу. Иначе ты начал классно что-то делать, а в середине уже рисуешь какую-то фигню.

Мультик для себя самой ты когда-нибудь рисовала?

— Да! Это история по поэме Бродского «Маленький буксир». Я начала его создавать еще когда училась в ШАРе. Мне не хотелось делать мультик в рамках авторского кино с техникой анимации «за два рубля». Я же люблю все красивое, цветастое, с кучей неона! (смеется – прим. интервьюера) Я записалась на курс по сценаристике – написала сценарий. На курс по персонажке – создала персонажа. Я очень кайфовала от процесса! Кстати, именно этот мультик сейчас взяли в разработку на «Паровозе» и назвали «Мать корабля».

Мультфильм "Мать корабля"

А теперь специальный вопрос от кота Хармса: внеземные цивилизации существуют?

 — Однозначно да! Помимо нашей галактики существуют миллионы таких же галактик. И где-то наверняка есть другая жизнь. Может, они прилетят когда-нибудь к нам на планету Земля и помогут решить какие-то наши вопросики, которые мы сами не можем решить.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.