Горе от ума. Чацкий: пылкий герой или умный дурак?

Перечитываю «Горе от ума» Грибоедова, укутавшись в свой любимый вязаный плед. Грибоедов актуален и в 21 году. Угодливые карьеристы и рабы системы вроде Молчалина, лихие болтуны и сальные сплетники типа Загорецкого, пузатые консерваторы в стиле Фамусова и подленькие вертихвостки Лизоньки – да их вокруг полно. Но вот Чацкий… с ним все сложно.

Нам втирали учителя, что Чацкий — герой с прогрессивными взглядами, личность идейная, обличитель крепостничества, карьеризма и лакейства («служить бы рад, прислуживаться тошно»), порицает моду на слепое подражание всему иностранному, а также готов проехаться по каждому лично, будь то Молчалин, дуболомный вояка Скалозуб или вся фамусовская тусовка. Но вот все равно для меня Чацкий ни разу не герой. Интересно, о нем ли говорил Грибоедов про «единственного здравомыслящего человека?» Был ли Чацкий действительно здравомыслящим?

Чацкий является в дом Фамусова как снег на голову, с порога выказывает какие-то претензии к Софье, мол, где твой прежний пыл, детка? Ничего, что между ними ничего не было, кроме наивной детско-романтической истории? С ходу смекает, что Софья неровно дышит к Молчалину и тут же сравнивает его с собой: «Есть ли в нем та страсть? То чувство? Пылкость та? Чтоб кроме вас ему мир целый казался прах и суета?»

Если ты был влюблен до потери пульса, то отчего сбежал на неопределенный срок, а теперь ждешь, что барышня будет сохнуть в трепетном ожидании? Чацкий будто сам себя убеждает в том, что Софья не испытывает никаких чувств к Молчалину, хотя что может быть красноречивее, чем обморок после падения возлюбленного с лошади? Чацкий тут же обесценил ее порыв, мол, повреди себе что-нибудь кошка или собака, Софья тоже бы в обморок грохнулась. Похоже на самообман.

Кроме того, Чацкий с ходу начинает обличать Фамусова, показывая себя абсолютно неадекватным, заносчивым гостем. Встревает в разговор хозяина дома со Скалозубом, хамовато ведет себя с гостями на фамусовском вечере…

По-моему, очень точно о Чацком выразилась София, а она, судя по всему, самый адекватный и здравомыслящий человек в этом обществе:

Конечно, нет в нем этого ума,

Что гений для иных, а для иных чума,
Который скор, блестящ и скоро опротивит,

Который свет ругает наповал,

Чтоб свет о нем хоть что-нибудь сказал,

Да эдакий ли ум семейство осчастливит?

Конечно, «новость» о сумасшествии Чацкого – дело рук Софьи, но, может, ее тоже достало кичливое поведение бывшего? Вопрос в том, чего добивается Чацкий своим острым языком? Думает перевернуть с ног на голову всю застойную систему фамусовского общества? Решил, что в силах что-либо изменить своими хлесткими и бестактными монологами «вникуда»?

По сути, Чацкий в этой схватке «один против системы» проигрывает («Карету мне! Карету!»), ретируясь с позором, поскольку его принимают за сумасшедшего. Есть такие люди, которые втирают свои «справедливые» взгляды, даже когда их никто не слышит (кружатся в вальсе).

Известна версия, что в своих монологах Чацкий обращается не к представителям тяжело-консервативной фамусовской тусовки, а к зрителю, поскольку это пьеса, и она предназначена для театра. Однако, если представить такого персонажа в реальной жизни, то выйдет такой индивид, который оттуда-отсюда понабрался каких-то прогрессивных идей (выступает против крепостного общества, а у самого, как выясняется, триста душ в имении), и сотрясает воздух ради хайпа.

Чацкий недалеко ушел от своей пародии – Репетилова. Просто он чуть поумнее. И речь тут о книжном, абстрактном уме, а не о живом, житейском. Именно поэтому все, чего в итоге добивается герой этой пьесы, — дешевый ажиотаж среди персонажей вроде Загорецкого и прочих, которые просто записали его в психи. В чем польза появления Чацкого в доме старичка Фамусова? Задумались ли члены этого общества о прогрессе или просто лишний раз укрепились в своих заскорузлых взглядах? Это большой вопрос.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.