Глава 2 Недоброе утро

Валина мама вовсю дымила зеленым вогом, безучастно глядя на поломанную микроволновку в обнимку с йоркширским терьером Йориком.

— Эти странные электрические разряды похожи на молнии, — произнесла Лера сонливо.

— Ну, допустим, микроволновку мы починим… мам, — голос Вали взлетел на несколько октав. – но на фига ты опять надела мою футболку?

— Дочь! —  Лера развернулась к Вале с видом невинного подсудимого. – Я же тоже хочу быть в тренде! Гордись тем, что мама носит с тобой 42 размер!

Что-то в ее взвинченном виде намекало на то, что она промотала кучу денег.

— Ты оплатила коммуналку?

—  Да…! Оплатила! – Лера махнула рукой.

Она засеменила в коридор, шлепая по паркету велюровыми тапками с помпоном. Валя застала ее за тем, как она суетливо закрывала шкаф, дверь которого уперлась в груду крафт пакетов. Заметив пристальный взгляд дочери, Лера по-детски спрятала руки за спиной.

— Дочь…я с утра вещи мерила. Вчера была тотальная распродажа!

— А это что? – Валя вытащила из пакета с логотипом в виде собачьей лапы крошечный скейтборд.

— Это для Йорика! – ответила Лера восторженным тоном.

— Мам, надо быть волшебной на всю голову, чтобы купить собачий скейтборд! Ты хоть чеки сохранила?

Ответом был отработанный взгляд, имитирующий раскаяние.

Утро Алисы тоже не предвещало ничего хорошего. Впереди – одинокая телепортация из пункта А в пункт Б без особого смысла. Когда рядом нет Вали, она еще острее чувствует себя в школе вялым, покинутым отщепенцем. На ходу Алиса лезет в телефон. Кто-то поставил ей лайк за селфи – на днях она сфоткала себя в зеркале, дорисовав на стекле, прямо над головой, венок из маков. Это лайкает Глеб из 10 «А» – с ним у нее случился первый поцелуй. Во-первых, было мокро, во-вторых, он очень любил слово «якобы», и они расстались. Теперь, чтобы ощутить рыхлую связь с другими, достаточно поставить лайк.

В школе все как всегда: «бригада» Дэна стащила ланчбокс Володи и нарезала туда кактус с подоконника. У Володи из-за вытянутого подбородка со второго класса прозвище – Верблюд. Еще и потому, что, когда он эмоционально разговаривает, слегка плюется. Это его особенность, и за это содержимое его ланчбокса вытряхивают в мусор и кладут ему вместо завтрака кактус со шпажками. В столовой все предвкушают Володин позор. Все, кроме Алисы. Она знает: следующий объект троллинга – она. Просто она чуть лучше скрывает свои странности.

Было страшно, но Алиса решила предупредить Володю о коварном плане Дэна и Ко. Но, увы, записку с секретной информацией перехватили, и со словами «стукачка» в ее шею кто-то пульнул влажный шарик из бумаги. Уже через 20 минут Алиса ела свой унылый ланч под взрыв хохота, который сотрясал стены столовки — все тыкали пальцем в недоумевающего Володю, который с обреченной улыбкой вынимал из ланчбокса кактус. Кроткого, неуместно улыбчивого Шишкина ненавидят, но сами не знают – за что. Володя, в свою очередь, ненавидит абстрактное мировое зло.  Он встает, неловкими движениями собирает свои вещи и валкой походкой под раскаты дикого смеха покидает столовку с единственной ободряющей мыслью, что впереди – экзамен по алгебре.

Володя – гений точных наук. А вот Алиса так боялась встречи с алгебраичкой, что на перемене решила проглотить две таблетки валерьянки. У преподши недремлющее око – шпоры не вариант. Дрожащей рукой она достала блистер с успокоительным — ну вот! Корявые руки! – обе таблетки упали на пол. Если кто-нибудь вроде Дэна это заметит, к ней быстро прилипнет какое-нибудь прозвище вроде «Психушница-прусачка». Алиса совсем было растерялась, когда вдруг в коридоре, с бесстрастным выражением лица, появилась health-готша Лола. Кажется, ей вообще глубоко по фиг, что о ней думают. У нее длинный, заоостренный нос, прямые волосы сигнально черного цвета и тонкие, как лезвие бритвы, губы. Она носит напульсник с надписью play dirty и угольные smoky eyes. Говорят, ее мать – потомственная ведьма, у нее гадальный салон.

Лола, не взглянув на Алису, остановилась рядом, наступила подошвой черных кроссовок на две злополучные таблетки. После этого вытащила из рюкзака блок для записей с клейким краем, написала что-то на бумажном неоново-желтом квадрате, приклеила его к стене, а затем с тем же выражением лица молча ушла. На листе корявым, гнутым почерком она вывела число «12» — под этим номером шел билет «Свойства тригонометрических функций». 20 минут Алиса учила только один билет, и из всей стопки ей попался именно он.

«Почему она мне помогла?» — задумалась Алиса — ведь они даже не здороваются… Художницу всегда восхищала страшная сила независимости этой девушки с видом вампирши, любящей ЗОЖ.

У Лолы была всего одна зависимость – деньги. На деньги покупались коллекционные шмотки, профессиональные фотосессии, участие в хоррор-квестах, посиделки в кафе с ценником выше среднего… За деньгами она и отправилась домой. Сегодня, как обычно, прямо с порога ей в нос ударил резкий запах фимиама. Ее мать, которая звала себя матушкой Серафимой, сидела за дубовым столом и тасовала колоду выцветших гадальных карт. В канделябре на столе неровно горела свеча, а рядом лежала запечатанная колода таро.

— Это тебе. Французские. – вяло обратилась к дочери матушка Серафима.

— Ты забыла, что уже было предупреждение? Я после первого же расклада сломала себе руку.

— Ну как хочешь, — нехотя согласилась она.

— Дома есть что-то съедобное, или в холодильнике снова мышь повесилась?

Ответом было молчание. Лола открыла холодильник, откуда повеяло тухлым душком. Это был старый кусок семги и сгнившая заготовка из отбивных. «Матушка Серафима – полная засранка» — процедила Лола сквозь зубы. Она сняла все съемные емкости и полки и погрузила их в ванну, полную растворенного фейри и уксуса. Этот едкий, но стерильный запах чистоты был всяко лучше тяжелого духа в квартире матушки Серафимы.

Помыв холодильник, Лола бесшумно вошла в гостиную, открыла крышку декоративного глобуса-бара, вытащила из него полупустые бутылки Red Daniels, сняла дно и вытянула две рыженькие хрустящие купюры по пять тысяч рублей. Когда она захлопнула за собой входную дверь, матушка Серафима тихо промолвила, раскладывая засаленные карты: «Лишь бы не кололась».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.